«Мясо на столе — это праздник». Почему бедствующих может стать больше

0
29

"Мясо на столе — это праздник". Почему бедствующих может стать больше

МОСКВА, 19 дек — РИА Новости, Мария Марикян. Люди, лишившиеся из-за эпидемии заработка, до сих пор пытаются «выплыть». Сотрудники некоммерческих организаций утверждают: число нуждающихся в следующем году только увеличится. Поэтому многим общественникам пришлось переориентироваться: обеспечивать в первую очередь едой. О том, как выручают оказавшихся в тяжелом положении, — в материале РИА Новости к Международному дню помощи бедным.

«Помощи ждать не от кого»

Фатиме Магомедовой, волонтеру крупного дагестанского благотворительного фонда (БФ) «Инсан», сложно выделить кого-то из подопечных, тем более что их в этом году стало больше в разы. Не всегда даже удается запомнить имена.

«Еще в 2015-м к нам обратилась женщина, страдавшая сложной формой сахарного диабета, вдова. Жила с дочерью — на пенсию по инвалидности и пособие по потере кормильца, работать была не в состоянии. Мы время от времени помогали продуктами, лекарствами, — вспоминает Фатима. — Этой весной ее не стало — умерла от коронавируса. Шестнадцатилетняя дочь — совершенно одна, помощи ждать было не от кого. Как-то раз девушка пришла к нам с соседкой, также нашей подопечной. Мы узнали, что пособие больше не приходит: после смерти матери нужно было заняться переоформлением документов, но из-за пандемии все застопорилось. Мы, конечно, взяли ситуацию под особый контроль: обеспечивали продуктами, собрали старшеклассницу к новому учебному году. Соседка (у которой четверо родных детей) в итоге оформила опеку — теперь сирота не одна».Волонтеры фонда »Инсан»

Подобных историй, по словам собеседницы, — масса. Только за апрель и май фонд раздал по Дагестану свыше трехсот тонн продуктов более чем 30 тысячам семей. Потратили 15 миллионов. «Кроме того, в мае мы приготовили триста тысяч порций продуктовых наборов с горячей едой — волонтеры развозили ежедневно по десять тысяч пакетов, — рассказывает РИА Новости гендиректор «Инсана» Магомедрасул Ахмедов. — Провели еще одну акцию: закупили 50 тонн мяса, распределили по домам. Как выяснилось, для очень многих мясо на столе — настоящий праздник. Мы понимали, что одним пропитанием не решим проблему людей, оставшихся без работы и денег: раздали больше 35 миллионов рублей полутора тысячам семей. Средства ушли на аренду, оплату задолженностей, покупку лекарств».

Кол-центр фонда в пик пандемии не раз «падал»: слишком много звонков. За почти десятилетнюю историю организации этот год, признается Магомедрасул, — самый тяжелый.

"Почти 110 тысяч звонков лишь за апрель. Можете представить? Работали без выходных до поздней ночи. Летом стало легче. Но ожидаем новый наплыв. Когда повторно ввели режим самоизоляции для пожилых, мы распределили 75 тонн еды среди тех, кто в зоне риска".

У организации есть база данных со списком малоимущих. За 2020-й он значительно вырос: сейчас на попечении «Инсана» 15 тысяч семей. «Вообще, работа построена так, что мы определяем социальный статус с поадресным выездом. Однако из-за возросшего потока обращений это физически не получалось. Просто созванивались, а дальше выясняли, как, чем и на протяжении какого времени нужно помогать. Ко всем нуждающимся — индивидуальный подход».

Магомедрасул признается: они и подумать не могли, что так много людей попали в бедственное положение. «Одна из волонтеров как-то рассказала: выехала с продуктовым набором, а это — ее соседи. Проблема в том, что некоторые стесняются говорить о нужде, — замечает Ахмедов. — Тем не менее радует то, что все в одночасье сплотились».

«Это не предел»

В других регионах ситуация не лучше. Руководитель фонда «Доктор Лиза» Наталья Авилова объясняет: если раньше на постоянном попечении у них было около 150 семей, то теперь почти в два раза больше. «И это не предел. Мы готовимся к росту. В следующем году может дойти до четырехсот. Прогноз основан на количестве обращающихся: их все больше».

Нужды у людей разные. Чаще всего просят помочь с продуктами. «В стандартный набор входят овощные, рыбные, мясные консервы. Макароны, крупы. Сахар, растительное масло, сгущенка. Если в семьях есть тяжелобольные, добавляем молочку. Фрукты и какие-то сладости — детям. В общем, смотрим по ситуации, адресно что-то докупаем, — уточняет Наталья. — Сейчас готовимся к Новому году, собираем дополнительные подарочные пакеты для подопечных. Конечно, стандартного набора не хватит надолго. Поэтому мы совершенно спокойно относимся к тому, что люди одновременно обращаются в несколько фондов».

Некоторые семьи, на протяжении многих лет поддерживавшие БФ, сами попали в беду. «Один из наших добровольцев умер от ковида. Мы помогли его жене и дочери пережить потерю кормильца, — вздыхает Авилова. — Недавно пришел представитель компании, обеспечивавшей медиков средствами индивидуальной защиты. Он узнал, что его сын болен лейкозом. Они с женой оформили пятилетнему ребенку инвалидность и решили перечислять нам эти средства. Чтобы мы, в свою очередь, помогали тем, кому, как он сказал, «хуже, чем нам».

За 2020-й, говорит Наталья Авилова, многие переосмыслили всю жизнь. «Испытав на себе режим самоизоляции, люди начали устраиваться волонтерами в фонды. И увидели: есть те, кто в изоляции годами. Или вовсе пожизненно».

«Запросов все больше»

Общественники стараются привлечь как можно больше тех, кто готов пожертвовать хоть что-то. Например, основатель федерального проекта «Дари еду!» Игорь Шатунов еще в 2016-м организовал систему специальных продуктовых боксов в торговых центрах и супермаркетах. Они, как правило, наполняются за три-пять дней, принимают только продукты долгого хранения.

«Приезжает куратор, забирает собранное. Продукты сортируют на наших складах. Обязательно проверяем срок годности и сохранность упаковки. После формируем наборы по восемь килограммов, а волонтеры уже развозят нуждающимся, — объясняет Шатунов. — С января по ноябрь передали 54 тысячам семей почти 400 тонн». Собеседник добавляет: в благополучных районах корзины наполняют быстрее. «И еще одно важное наблюдение: нет сокращений. А это главное».Продуктовый бокс

Кроме того, во многих организациях акцентировали внимание на помощи людям, проживающим в труднодоступных районах. Так, волонтеры БФ «Родник» из Петропавловска-Камчатского ежемесячно отправляют в долгий путь грузовик с едой и одеждой.

"Мы и раньше собирали посылки для отдаленных мест, но в этом году решили особо сконцентрироваться на этом. Примерно на сорок процентов запросов стало больше, на столько же вырос объем работы, — уточняет в беседе с РИА Новости председатель фонда Дмитрий Кинеев. — Например, в населенные пункты Карагинского района доставка только пароходом. А вот в другие районы Камчатского края — Быстринский, Усть-Камчатский, Мильковский — сухопутная. Дорога в одну сторону может занять пять-шесть часов. Нас уже там знают и ждут. Обычно, когда приезжаем, не просто раздаем все и расходимся: договариваемся с местными ДК, организуем ярмарки, представления для детей. В 2020-м, понятно, иначе: привозим, а на местах уже распределяют".

Кинеев отмечает: раньше сотрудники БФ помогали лишь с одеждой и хозяйственными нуждами, но «в этом году пришлось переориентироваться».

«Забирают последнюю копейку»

Особенно тяжело мигрантам, которые работали нелегально и в одночасье остались ни с чем. И даже когда предприятия открылись, положение улучшилось далеко не у всех. «В период пандемии мы «выкормили» сто тысяч человек», — рассказывает директор фонда «Развитие миграции» Гулзина Маматахунова.Сбор продуктовых наборов

Голодали в основном нелегалы. Многие неделями сидели на макаронах и хлебе. «Некоторые с пяти утра караулили у входа в фонд, чтобы успеть получить продуктовый набор. У нас до сих пор «висит» более 30 тысяч человек, которые к нам обратились, но мы еще не успели помочь». В декабре организация взяла небольшую паузу: нужно погасить долги. «В этом году мы потратили более 15 миллионов — никогда у нас таких расходов не было».

Среди нуждающихся мигрантов немало матерей-одиночек. «Причем большинство — многодетные. Мужья бросают жен, находят себе молодых. Бедные матери остаются одни, обратно в семьи их не принимают: сразу лепят клеймо женщины с низкой социальной ответственностью. И на чужбине как изгои, — говорит Маматахунова. — Во время одного из рейдов я заехала к одной такой матери. Съемная комната в не самой благополучной коммуналке. Открыла дверь истощенная женщина, бросилась в ноги, начала плакать и просить о помощи. За спиной — четверо маленьких детей. Она работала в ресторане, но ее уволили, не было ни копейки. Все, что они могли себе позволить, — манная каша. У меня сердце кровью обливалось — так плохо они живут. Помогли с едой и одеждой. Сейчас она устроилась на работу, но денег едва хватает на продукты и аренду комнаты. И сколько таких примеров!»

Собеседница обращает внимание: когда откроются границы, поток мигрантов увеличится. «Нужно выстроить систему контроля, чтобы приезжали только те, кто трудоустроен официально». Маматахунова объясняет, чем опасен наплыв нелегалов. В ноябре заключили под стражу представителя одной из среднеазиатских республик, который обвиняется в убийстве двух женщин и покушении на жизнь ребенка. Причина жестокой расправы — деньги: одна из убитых задолжала 20 тысяч рублей. «Представьте, что будет, если подобный человек приедет в Россию и не сможет найти работу? Пойдет грабить. Ведь бедность порождает агрессию».

Общественники призывают: у кого есть малейшая возможность помочь родственнику, товарищу, соседу, коллеге или просто незнакомцу — не проходите мимо. Все силы брошены на то, чтобы вернуть жизнь в прежнее русло, но без внимания друг к другу сделать это сложно.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь